27 Октября 2020, Вторник

ЕСПЧ зарегистрировал в октябре 2020 года жалобу опекуна девочки, которая не только переносила сексуальное насилие, но и вынуждена была в результате следственных и судебных действий возвращаться к событиям сексуального насилия в общей сложности 21 раз.  


Обращаясь в Европейский Суд, юристы Проекта “Правовая инициатива” жаловались как на жестокое обращение (ст. 3 Конвенции), которому подверглась девочка в ходе расследования, так и на отсутствие эффективных средств правовой защиты (ст. 13) от такого обращения с потерпевшими от сексуализированного насилия. 


Из материалов дела известно, что девочка жила с мамой в квартире их родственницы. Мать насмерть сбила машина, и девочка потеряла мать в 11 лет. Отец, который жил отдельно, отказался забирать дочку к себе, и она попала в приют. В приюте девочка рассказала сначала психологу, а потом и воспитателю, что пережила сексуальное насилие со стороны взрослого мужчины, и ее отвели к гинекологу. На осмотре не были найдены повреждения, по этой причине директор приюта решила скрыть преступление от полиции, и опросы девочки были уничтожены. Ребенку, пережившему сексуализированное насилие, было сказано “все забыть, ведь ничего страшного не произошло, а дядя просто с ней побаловался”.


Спустя пару месяцев классная руководительница оформила опеку над девочкой и отвела ее к психологу. На приеме девочка вновь рассказала о насилии: в разное время в возрасте от 6 до 11 лет в квартире, где она проживала с родственницей и матерью, насилие над ней совершали четверо взрослых мужчин, которые приходили в гости к родственнице и оставались ночевать. Один из мужчин сказал ей, что убьет ее маму, если девочка кому-то расскажет о насилии.


В 2019 году на основании показаний девочки возбудили четыре уголовных дела: по одному на каждого из насильников - по п. “б” ч. 4 ст. 132 УК РФ - насильственные действия сексуального характера в отношении лица, не достигшего 14-летнего возраста.


В результате следственных действий девочка была вынуждена повторять обстоятельства пережитого насилия 21 раз: ее допрашивали следователи, адвокаты обвиняемых, сами обвиняемые, эксперты и судьи. Среди них была только одна женщина-следователь, назначенная для расследования 4го уголовного дела. Ребенку задавали вопросы о том, почему она не кричала, почему не рассказала взрослым в тот же день, в какой позе она лежала. Во время очных ставок, где девочке пришлось лицом к лицу столкнуться с мужчинами, совершившими над ней насилие, ей было особенно сложно – она сильно переживала, испытывала страх, плакала, не могла поднять глаз и смотреть на сидящего напротив насильника.


Психологи постоянно говорили, что многократное возвращение к событиям насилия может причинить вторичную психологическую травму ребенку, и просили сократить количество допросов. Однако к рекомендации никто не прислушался. 


В 2020 году девочку поставлен диагноз пролонгированная депрессивная реакция и не рекомендовано дальнейшее участие в следственных и судебных действиях. Однако, она была допрошена еще 3 раза следователем и 2 раза в суде. После у девочки диагностировали умеренную депрессию, повышенную тревожность и суицидальный риск. Сейчас девочке 13 лет, следственные действия и суды продолжаются уже более 1,5 лет. 


“Обжаловать действия следователя и суда потерпевший не может, так как следователь самостоятельно направляет расследование и не ограничен законом в количестве назначаемых им следственных действий. Российским законодательством не предусмотрено право потерпевшего по таким деликатным делам быть допрошенным следователем одного с ней/ним пола. Формулировки вопросов свидетельствуют о неумении следователей работать по таким делам, не учитывается состояние и возраст потерпевшего. Юристы также указали, что российское законодательство не соответствует Конвенции о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуальных злоупотреблений (ратифицирована РФ) Эта Конвенция предписывает максимально сокращать количество допросов несовершеннолетних потерпевших и предотвращать их контакты с лицами, совершившими преступление,” - комментирует  юрист Проекта “Правовая инициатива” Ольга Киселева. 


<<< Все новости