05 Мая 2020, Вторник 5 мая 2020 года Европейский суд признал нарушение Статьи 8 (право на семью) Конвенции в деле Аси Губашевой (Application no. 38433/17). Решение ЕСПЧ вступило в силу незамедлительно.

Проект «Правовая инициатива» и ее партнерские организации в спецпроекте https://ano-astreya.ru/opeka,  рассказывают истории матерей, которые годами не могут добиться опеки над своими детьми.  

Из фактов дела, которые рассматривал ЕСПЧ, известно, что Ася Губашева браке родила дочь в 2012 году. Отношения в паре разладились, и в 2014 году был оформлен развод, Ася с дочерью стали жить отдельно. В одно из посещений бывший супруг отнял ребенка и запретил общаться матери и дочери. Девочка тогда было два года.

Женщина обратилась в Сунженский районный суд, который 2 февраля 2015 года решил, что ребенок должен быть возвращен матери, но судебные приставы так и не исполнили это решение, и девочка до сих пор остается в доме родственников бывшего мужа Аси Губашевой. Известно, что отец ребенка уже не проживает по этому адресу, и, по словам родственников, он находится в Грозном. 

Ася Губашева обратилась в ингушский суд осенью 2016 года с жалобой на бездействие приставов-исполнителей. Суд решил, что “мероприятия, выполненные судебными приставами, являются явно недостаточными для исполнения решения суда” и постановил вернуть девочку матери. Но это решение тоже не было исполнено. 

При помощи адвокатов проекта “Правовая инициатива” и ее партнерских организаций Ася Губашева обратилась в Европейский Суд 19 мая 2019 года, и уже в ноябре  2019 года ЕСПЧ коммуницировал ее жалобу Правительству России.

“Сегодня Европейский Суд по правам человека признал, что государство нарушило права Аси Губашевой и ее дочери на семейную жизнь, поскольку не были приняты все меры, необходимые для воссоединения родителя и ребёнка. Европейский Суд указал, что этот период подрывает семейную связь между матерью и дочерью, представляет существенную часть жизни ребенка и может иметь последствия для физического и психического благополучия девочки. Эта ситуация произошла на Северном Кавказе, но законодательство, регулирующее исполнение решения суда об определении места жительства ребенка после развода насколько несовершенно, что если в любом регионе России один родитель решит забрать ребенка у другого и прятать годами, правовых механизмов вернуть его, практически нет,” - комментирует адвокат Ольга Гнездилова, сотрудничающая с Проектом "Правовая инициатива".

<<< Все новости