23 Ноября 2021, Вторник

ЕСПЧ признал нарушение в отношении Луизы Тапаевой статьи 14 (дискриминация по признаку пола) в связи со статьей 8 (право на семейную жизнь).

Луиза Тапаева объяснила Европейскому суду, что требует вернуть четверых несовершеннолетних детей, которые родились в браке с ее бывшем мужем. Муж Луизы умер в 2015 году, и отец мужа забрал детей. С тех пор свекр препятствует общению матери с детьми. 

В 2016 году Луиза Тапаева обратилась в Урус-Мартановский городской суд, чтобы добиться опеки над собственными детьми, но суд встал на сторону свекра.

ЕСПЧ в коммуникации по делу Тапаевой (жалоба №24757/18) отмечал, что готов рассмотреть вопрос о системности нарушений прав женщин в регионе Северного Кавказа в контексте семейного права, так же как и дискриминационные нормы, которые фактически поддерживают региональные и федеральные власти.

Напомним, что после многочисленных судебных заседаний Луиза Тапаева обратилась в Верховный суд Чеченской Республики, после чего в июне 2017 года решением Урус-Мартановского городского суда место жительства детей было определено с матерью. 6 апреля 2018 года дело направили на пересмотр, и решение было вынесено в пользу свекра. Адвокатам Проекта «Правовая инициатива» стало известно, что в это же время мужчина оформил пенсии детей на себя и решил распоряжаться средствами самостоятельно. Однако суд приостановил это решение до настоящего момента.

Луиза Тапаева обжаловала решение по опеке и одновременно подала жалобу в ЕСПЧ. Судебные приставы решение по передаче детей матери с 2018 года не исполняли: не объявляли свекра в розыск, не привлекали его к ответственности. Всё это время Луиза Тапаева не знала, где находятся её дети. Женщина старалась не прерывать общение с детьми все годы, постоянно приходила к ним в школу. На каждый день рождения дочерей Луиза Тапаева приносила в школу подарки и торты.

Адвокаты Проекта связались с уполномоченной при Президенте Российской Федерации по правам ребенка Анне Кузнецовой. Кузнецова обратилась в Прокуратуру РФ, лишь после этого власти Чеченской Республики решили провести исполнительные действия.

«У нас есть два заключения психолога, в которых диагностированы синдром PAS (отвержение от одного из родителей) и травмированность девочек, не видевших мать долгие годы. На девочек оказывалось давление с целью отвращения от матери. Адвокаты неоднократно ходатайствовали, чтобы общение детей проходило за пределами дома деда, где на них оказывается давление. Пока это условие не соблюдают, и провести исполнительные действия [передать детей матери] затруднительно», —  уточняет адвокат Айза Магомадова, которая работала с делом Луизы Тапаевой в российских судах.

Как и другие жительницы Северного Кавказа, Луиза Тапаева столкнулась с неисполнением судебного решения об определении места жительства ребенка. Женщины в регионе находятся в значительно неравном положении по сравнению с мужчинами в вопросе права на семейную жизнь, что в новом решении подтвердил и Европейский суд.

Ранее в делах об опеке юристы Проекта «Правовая инициатива» указывали, что «в Чечне и Ингушетии только сторона отца имеет право опеки над детьми при разводе родителей. Власти в республиках иногда молчаливо, иногда прямо поддерживают местные обычаи воспитания детей».


<<< Все новости